КАРАТЭ-ДО: МОЙ ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - Фунакоси Гитин - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Фунакоси Гитин

КАРАТЭ-ДО: МОЙ ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

Познанье прошлого даёт

Понять нам будущего дали.

Прошедшие и нынешние дни -

Две стороны одной медали…

В движеньи жизни суть,

В единстве суть времён -

И в этом главный жизненный закон…

Наполнить можно лишь пустую чашу.

Стремясь к Познанью, помните всегда:

Сознанье человека – это чаша,

А знания – желанная вода.

Путь праведной жизни труден,

С него нам легко свернуть.

Кто сможет достойно и честно

Пройти свой жизненный Путь?

ВСТУПЛЕНИЕ

Прошло уже около сорока лет с того момента, когда я приступил к претворению в жизнь своей высокой мечты: сделать частью японской национальной культуры каратэ – традиционное боевое искусство жителей Окинавы, которое в наши дни стало широко известным видом спорта.

Эти сорок лет жизни были очень трудными, и трудным был мой жизненный путь. Сегодня, оглядываясь назад, я сам удивляюсь, что смог добиться таких удивительных результатов.

То, что каратэ в настоящее время получило широкое международное признание как вид спорта, несомненно является заслугой моих учителей, моих последователей, моих друзей и моих учеников, которые, не считаясь с многочисленными трудностями и временем, без остатка посвятили себя делу развития этого благородного искусства самозащиты.

Что касается моего личного участия в этом деде, то оно свелось к роли, если можно так выразиться, распорядителя или «мастера церемонии» то есть того, кто в нужное время оказался в нужном месте.

Не будет большим преувеличением сказать, что почти все девяносто лет своей жизни я посвятил каратэ. В детстве я был довольно слабым и болезненным ребёнком, поэтому родители решили, что для укрепления здоровья мне обязательно следует позаниматься каратэ. Я подчинился родителям, но сначала без всякого интереса. Только в старших классах начальной школы, когда моё здоровье, благодаря постоянным тренировкам, заметно улучшилось, мой интерес к каратэ начал расти. Вскоре я обнаружил, что каратэ полностью поглотило меня. Я отдался изучению каратэ всецело: сознанием и телом, сердцем и душой. И вот из совершенно неуверенного в себе, слабого и очень мнительного ребёнка я превратился в сильного и решительного мужчину.

Когда я оглядываюсь на пройденный мною путь длиною в девять десятилетий от детства к юности, затем к зрелости и, наконец, (здесь я вынужден употребить слово, которое я не люблю) к старости, то понимаю, что лишь благодаря каратэ-до, мне ни разу не пришлось обращаться к врачу. Никогда в жизни я не принимал лекарств: ни таблеток, ни капель, ни уколов. В последнее время друзья называют меня «бессмертным». На эту шутку я могу ответить совершенно серьёзно, что моё тело настолько хорошо тренировано, что противостоит всем недугам и болезням.

По моему глубокому убеждению, существуют три вида заболеваний: болезни, вызывающие жар; нарушения в работе внутренних органов и физические травмы. Почти всегда причинами наших болезней являются неправильный образ жизни, непостоянство привычек или плохое кровообращение.

Я убеждён, что если человек с повышенной температурой будет заниматься каратэ до появления пота, то он вскоре почувствует, что температура понизилась, и болезнь отступила. Если человек, который страдает от заболевания внутренних органов, сделает то же самое, то он заставит свою кровь циркулировать более свободно, и боли уменьшатся. С физическими травмами, конечно, дело обстоит иначе, но многих травм можно избежать, если человек хорошо тренирован и проявляет достаточную осторожность. Каратэ – это не только спорт, каратэ защищает человека от болезней тела и от слабости духа.

Каратэ получило международное признание недавно. Учителя каратэ должны ценить это и относиться к своей деятельности с величайшей ответственностью. Мне было очень приятно видеть, с каким энтузиазмом занимаются каратэ мужчины, женщины и даже дети, не только в Японии, но и в других странах мира.

Развитие каратэ, без сомнения, было главной причиной того, что редакция журнала «Промышленность и торговля» попросила меня написать о каратэ. Сначала я отказался, ответив, что я – всего лишь старый человек, который ничем не отличается от многих других и может рассказать очень мало. Однако я и в самом деле всю свою жизнь посвятил каратэ, поэтому, подумав, я принял предложение издателя с условием, что мне позволят написать что-то вроде автобиографии.

В то же время, размышляя об этом, я чувствую некоторое смущение и прошу своих читателей простить меня, если я рассказываю о вещах незначительных или неинтересных. Я прошу всех отнестись к моей книге серьёзнее, чем к «чудачеству» очень старого человека. Я же постараюсь собрать все свои силы для этой работы.

Стремясь наилучшим образом осуществить свое намерение, я прошу о поддержке и помощи со стороны читателей и хочу выразить благодарность сотрудникам еженедельника «Weekly Sankei Magazine» Ириката Хироси (за помощь, оказанную в редактировании текста) и Нисимура Тоёхико (за оформление первого издания книги на японском языке).

Фунакоси Гитин

Токио, сентябрь, 1956 г.

НАЧАЛО ПУТИ

Запрещение самурайской причёски

Я родился в 1868 году в древней столице острова Окинава, городе Сюри. Это был год великого исторического перелома в судьбе всей Японии: в древней столице страны – Эдо, которая сейчас называется Токио, была уничтожена власть правителей сёгуната Токугава и восстановлена власть императора Мэйдзи.

Если кто-то из вас заглянет в официальные метрики, то прочтёт, что я родился в третий год правления Мэйдзи (1870). На самом же деле, я родился в первый год правления, но мне пришлось исправить дату своего рождения, чтобы быть допущенным к вступительным экзаменам в медицинскую школу в Токио, я хотел поступить в эту школу, но в то время существовало положение, по которому к экзаменам допускались только родившиеся в 1870 году или позже. Мне не оставалось ничего другого, кроме исправления официальной записи о рождении, что не трудно было сделать, потому что учёт тогда вели не очень строго, хотя сейчас это может показаться странным.

Изменив дату рождения, я отправился на экзамены и сдал их, но в школе так и не учился. Причина этого в то время казалась мне очень серьёзной, но сегодня я её такой не считаю. Среди множества реформ, проведённых новым правительством Мэйдзи за первые двадцать лет правления, был запрет на ношение традиционной самурайской причёски – «тёммагэ», являющейся неотъемлемой частью жизни японских самураев с незапамятных времён. Эта причёска имела вид пучка волос, собранного на макушке, и у жителей Окинавы она издавна служила своеобразным символом мужской зрелости и достоинства. Запрет на ношение самурайской причёски, по всей стране вызвал сильное сопротивление, но я думаю, что нигде оно не было таким сильным, как на Окинаве.

Между теми, кто верил, что для будущего благосостояния Японии необходимо приблизиться к западному образу жизни, и их противниками постоянно возникали споры по поводу почти каждой реформы, проводимой в жизнь правительством. Однако, казалось, ничто другое не приводило жителей Окинавы в такое возбуждение, как запрещение традиционной самурайской прически. «Сидзоку» (представители привилегированного сословия) в большинстве своём были противниками запрета тёммагэ, а «хэймин», (люди низшего сословия) и незначительная часть прогрессивно настроенных сидзоку поддерживали этот запрет. Выступавших в поддержку запрета стали называть «просветителями», а их противников называли «упрямыми».

Моя семья на протяжении жизни нескольких поколений принадлежала к сословию мелких чиновников, и весь наш клан единодушно и твёрдо поддерживал противников запрета. Расстаться с причёской самурая для любого члена моей семьи было делом абсолютно невозможным, но я не придерживался взглядов ни той, ни другой стороны. В конце концов я просто подчинился воле семьи, а поскольку противники запрета, демонстративно носившие тёммагэ, в государственную медицинскую школу не принимались, то моя судьба и весь мой дальнейший жизненный путь изменились из-за такой ерунды, как пучок волос на макушке.